Юлия Андреева (jandrejeva) wrote,
Юлия Андреева
jandrejeva

Categories:

Голубая камея

4 февраля в Государственном академическом музыкальном театре Республики Беларусь состоялась премьера мюзикла «Голубая камея». Событие в каком-то смысле эпохальное для театра, ведь никогда еще у нас не приезжала авторская команда со своими постановочными технологиями, которые, как нам обещали, максимально приближены к бродвейским стандартам. Еще 14 июля в Музыкальном театре высадился российский десант во главе с эстрадным композитором и продюсером Кимом Брейтбургом. В России, да и у нас он больше всего известен своим телевизионным проектом «Народный артист». Вместе с Брейтбургом приехал поэт-песенник Карен Кавалерян, режиссер и хореограф Николай Андросов, а также педагог по эстрадному вокалу Валерия Брейтбург (жена композитора). Состоялась пресс-конференция, которая привлекла к себе больше внимания, нежели проходившая в тот же день скучная премьера музыкальной комедии «Моя жена - лгунья». На пресс-конференции было объявлено о том, что в Музыкальном театре запускается в производство мюзикл Кима Брейтбурга на либретто Карена Кавалеряна «Голубая камея». Договоренность об этом была достигнута еще при Исаеве. Вероятно, не без участия «самых верхов», потому что главную роль в спектакле должна была играть (и сыграла) заслуженная артистка Ирина Дорофеева – одна из самых обласканных властями белорусских эстрадных певиц. Нам рассказали об истории этой постановки – о том, что мюзикл писался пять лет, о том, что в Государственном академическом российском драматическом театре Республики Башкортостан более 40 представлений, а теперь поставлен еще и в Красноярске. В основе сюжета - история княжны Таракановой и графа Орлова, среди персонажей - Екатерина II. В качестве главной «изюминки» сами постановщики назвали сочетание придворных костюмов XVIII века с современной поп-музыкой и брейк-дансом. И действительно, все это было в спектакле. Правда, брейк-данс скорее в качестве довеска, для привлечения молодежи. Тут же был объявлен «первый в Беларуси народный кастинг». И он действительно проводился 14, 15 и 16 сентября в балетном зале Музыкального театра. На отбор приглашали «талантливых и красивых в возрасте от 18 до 40 лет» - эстрадных вокалистов, танцоров, артистов, студентов творческих вузов и просто людей с улицы. Им было сказано: «Каждый, кто умеет петь или танцевать, может прийти и получить главную роль». И приведен конкретный пример: в Уфе на роль Таракановой была отобрана девушка-риэлтор, а на роль Орлова - журналист. Какой музыкой должны звучать эти слова для тех, кто с детства мечтает о сказочной сценической карьере! Впрочем, надо учесть белорусскую ментальность – рисковых людей у нас мало, зато есть устойчивая привычка осторожничать и недооценивать себя. Поэтому претендентов – как мне показалось – было меньше, чем рассчитывали организаторы. Но все равно достаточно много, чтобы кастинг превратился в весьма заметное мероприятие. Плюс, постановщики еще и разъезжали по учебным заведениям и прочим местам, где можно было отыскать талантливую молодежь. На пресс-конференции по итогам кастинга была озвучена цифра участников 800 участников - даже якобы один водитель грузовика. Кастинг действительно проходил<прямо как в фильме «Кордебалет» или «Весь этот джаз». Участникам прикалывали на одежду бирку с номерком, запускали в зал группами по 8-10 человек, выстраивали в шеренгу и отбирали по внешности. Предпочитали миловидных и – главное - стройных. Остальным говорили: «Спасибо, до свидания!» Тех, кто понравился, прослушивали по отдельности (кроме танцоров – им разрешали выступать группами). Сначала просили спеть или станцевать подготовленный номер, потом что-то прочитать или показать пародию. Танцоров ставили у балетного станка, и лично Николай Николаевич Андросов брал за ногу и проверял, есть ли у человека выворотность и растяжка. У некоторых певцов Валерия Брейтбург проверяла диапазон голоса. Потом беседовали. Кому-то сразу отказывали (но деликатно). Кому-то обещали позвонить. Кого-то просили сбросить вес. Кого-то предупреждали, что репетиции будут трудные, а оплата - по скромным театральных расценкам. По-видимому, это тоже была форма деликатного отказа. Так или иначе, даже на итоговой пресс-конференции по кастингу 20 сентября Брейтбург утверждал, что не уверен в своем выборе и открыт для новых предложений. Единственным «человеком с улицы», которого тогда представили журналистам, была студентка 4-го курса Университета культуры Екатерина Муратова, которую утвердили на роль Таракановой. Правда, когда я случайно заглянула на сайт Дорофеевой, оказалось, что Муратова не просто студентка, а работает с Дорофеевой в составе группы «Форс-минор». На пресс-конференциях это почему-то не афишировалось, и обе певицы держались так, как будто друг с другом незнакомы. Странно, правда? Репетиции активно начались в ноябре, параллельно с заключительной фазой постановки «Аршин мал-алана». Поразительно, что Маргарита Александрович умудрилась выступить и тут, и там в очень крупных ролях. Такая способность отдельных людей и театра в целом одновременно репетировать две постановки говорит о том, что актеры и цеха могут и хотят работать. И вот, наконец, продукт готов. Каким он получился? Об этом я могу сказать лишь отчасти, потому что смотрела лишь генеральный прогон – т.е. всего один состав исполнителей. Мне было бы интересно взглянуть и на Дорофееву, и на Муратову, но билеты раскуплены, да и стоят они недешево – от 65 до 90 тысяч рублей (20-30 долларов). По минским меркам, вполне изрядные деньги. Первое впечатление – спектакль оказался не таким, как я ожидала. Ким Брейтбург настраивал нас на то, что постановка будет невиданной и ультрасовременной, а главное – сугубо «мюзикльной», без всякой примеси оперетты. В реальности же мне это чем-то напомнило последние «Сказки Гофмана» в Metropoliten Opera, да и вообще – оперный спектакль в дорогом классном театре. Вкрапления брейкданса ничего в этом не меняют – ведь в современном оперном спектакле тоже не сплошные менуэты. На оперу было похоже и по стилю актерской игры, и по оформлению, и по мизансценам. Сцены в харчевне – на «Кармен». Любовные сцены – на какого-нибудь «Трубадура». Дьявольщина – «Сказки Гофмана» в чистом виде. С той лишь разницей, что в современном оперном театре поющие актеры энергичнее двигаются и больше играют. Конечно, музыка в опере несколько другая… но ведь и оперы Верди – в каком-то смысле попса! У Брейтбурга много мелодичных, эмоционально насыщенных мелодий, да и тексты Кавалеряна – умные, ироничные и грустные, как он сам, – по уровню несравненно выше среднестатистической российской попсы. Не обошлось и без опереточного душка – шутовская Венеция, фрейлины в панталончиках и прозрачных юбках, и даже настоящий канкан. Замечательно, что, несмотря на изобилие стилистических истоков, спектакль получился очень цельным, и красочность в нем не превратилась в пестроту. Все актеры играли и пели в едином стиле, и я – признаться – не стала бы из них кого-то выделять. Сам Брейтбург публично выделил Виктора Циркуновича в роли Шустова и Александра Круковского в роли Сомова. Несомненно, подобный реверанс со стороны влиятельного мэтра может позитивно повлиять на их карьеру. Но мне показалось, что и другие артисты ничуть не хуже. Главное, что никто из них не выбивался из ансамбля, и в этом больше всего сказался крепкий профессионализм постановщиков, да и самих артистов. Что будет со спектаклем на минской сцене? Об этом много говорили на пресс-конференции. Будет ли он кассовым? Безусловно. И не потому, что в нем интересный сюжет. Люди придут посмотреть хотя бы на роскошные декорации и костюмы (пошитые в количестве 200 штук). Кого-то прельстят тексты Кавалеряна, кого-то – мелодии, вроде бы простые, но не укладывающиеся в голову после первого прослушивания. Придет ли «нетеатральная» молодежь, как уверяли нас создатели спектакля? Сильно сомневаюсь. Ведь этот мюзикл, в каком-то смысле больше похожий на оперу, говорит с публикой совсем не на том языке, к которому привыкли юные любители пива (брейкданс не в счет). Точно так же я сомневаюсь и в том, что спектакль сможет съездить на «Славянский базар». Слишком много декораций. А главное – это не пошло и не колхозно, что для «Славянского базара» очевидный неформат. Но на родной сцене он сможет жить, поддерживаемый любящими руками заботливых театральных женщин. В театре уже назначены ответственные – режиссер Алла Гриненко и хореограф Елена Дмитриева-Лавринович, - которые будут поддерживать спектакль в исходном виде. Хочется верить, что и Брейтбург со товарищи его не забудут, ведь они вложили в него столько любви.


Фотографии со спектакля (смотреть под баннером):




Как это готовилось (смотреть под баннером):

Tags: Брейтбург, Голубая камея, Музыкальный театр, мюзикл, спектакль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments