Юлия Андреева (jandrejeva) wrote,
Юлия Андреева
jandrejeva

Category:

Ревизор, Барковский и прочие

Весна на площади Богушевича началась с пятидневных обменных гастролей Смоленского государственного драматического театра им. А.С. Грибоедова. Белорусские артисты в эти дни обживают просторную сцену смоленского театра, а смоляне демонстрируют свое искусство в гораздо более скромном помещении нашего Музыкального. Благо, декораций у них почти нет, так что нет и проблем с их размещением на сцене.

Организовав обмен со Смоленском, руководство Музыкального театра сделало отличный подарок минской публике. Во всяком случае, той ее части, которая истосковалась по серьезному искусству. В городе, захлестнутом волной коммерческих поделок, где даже «Пинскую шляхту» одна пустоголовая дама умудрилась поставить в жанре клоунады, хрестоматийная российская классика в пристойной режиссуре – это событие, даже если не всем и не все понравится. К тому же, при всей географической и прочей близости, в обозримом прошлом смоленский театр у нас не выступал.

А если учесть, что режиссеры, чье искусство представлено в рамках этих гастролей, - явно не последние люди на театральных просторах СНГ, то гастроли смолян – настоящее пиршество для любознательных театралов, если таковые в нашем городе еще остались.


Самая «вкусная» приманка для минчан – главный режиссер, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь Виталий Барковский. Ученик патриарха белорусской театральной школы Дмитрия Алексеевича Орлова, а по режиссуре – прославленного Анатолия Васильевича Эфроса. Первый (и, боюсь, последний) белорусский театральный постмодернист. Один из основателей минского театра «Дзе-Я?» и Экспериментальных мастерских АКТ. В 1997-2008 гг. – художественный руководитель и главный режиссер Государственного академического драматического театра им. Якуба Коласа в Витебске. Поставленный им с витебчанами спектакль «Шагал… Шагал» удостоился главного приза во fringe (то бишь маргинальной) программе Эдинбургского фестиваля и объездил многие страны мира. Для меня это лучший спектакль из всех, которые мне довелось посмотреть за последние годы. Как, впрочем, лучшим был и «Талант любви» (по повести Нодара Думбадзе «Кукарача»), который мы много лет назад все вместе ставили в Бобруйске.

К сожалению, настоящее искусство в Беларуси долго не живет. И уставшие от успехов витебские актеры выкинули Барковского из театра, как только у него закончился контракт. Теперь он в Смоленске. И слава Богу, хотя ему, должно быть, там нелегко. Слишком уж человек врос ногами в белорусскую землю. Но, по крайней мере, работает и даже потихоньку обрастает близкими по духу актерами.

Впрочем, в рамках гастролей Барковский по скромности привез только один свой спектакль – «Вишневый сад», который будет играться 3 марта.

Три из пяти привезенных спектаклей поставлены бывшими главными режиссерами. «Ромео и Джульетта» и «Benvenuto, Отелло!» К. Людвига – постановки Игоря Войтулевича, который за 10 лет своей работы в Смоленске поставил 35 спектаклей, очень любимых тамошней публикой. Сейчас он в Москве, постановщик третьесортных сериалов. А для души ездит в Смоленск, благо Барковский с удовольствием предоставляет ему возможности для работы. Премьера комедии «Benvenuto, Отелло!» состоялась буквально несколько дней назад.


Еще один спектакль – «Ревизор» - был поставлен в 2008 году московским режиссером Анатолием Ледуховским, человеком весьма известным в российских театральных кругах. Вот уже более 20 лет созданный им «Модельтеатр» во многом определяет театральную погоду в Москве. Ледуховский много ставит в разных жанра и разных театрах как в России, так и за ее рубежами. В 2009-2010 годах он возглавлял смоленский театр и имеет там множество поклонников как среди актеров, так и среди зрителей. Нынче поставленный им в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко оперный диптих Э. Сати и Д. Мийо «Кафе Сократ» отмечен в пяти номинациях национальной театральной премии «Золотая маска».

Неудивительно, что «Ревизор» Ледуховского вызвал большой интерес у людей театра. Множество народу приехало из Вильнюса и из Витебска. Любопытно, что наиболее именитых минских режиссеров в зале замечено не было (или, может быть, я плохо смотрела?)

Спектакль вызвал у меня (и не только у меня) противоречивые чувства. Половина публики покинула зал, даже не дожидаясь антракта. Зрелище оказалось почти стопроцентно концептуальным. Чернота на сцене («Россия во мгле»), то озаряемая кроваво-красными всполохами адского пламени, то прорезаемая белыми лучами, которые с хирургической ясностью, как на предметном стекле микроскопа, высвечивают перед нами фигуры актеров. Нате-ка, любуйтесь, каких монстров мы вам тут представляем!


Чистота этой эстетики подпорчена разве что обилием эпизодов на авансцене на фоне опущенного занавеса, красно-золотой сталинско-ампирский декор которого перечеркивает всю изысканность серебристых дамских нарядов. В спектакле совсем нет декораций и много антуража, порой слишком уж прямолинейно-красноречивого: мусорные мешки, на которых сидят персонажи, дипломаты с деньгами, иконостасы со свечами и с Гоголем, русские шубы и шапки, авоська с энергетическими напитками, белый рояль и даже пистолет с глушителем в руках у городничего в последней картине. Перед тем, как дать взятку, чиновники и их жены (вполне предсказуемо переодетые в современные дорогие костюмы) декламируют монолог Гамлета «Быть или не быть», унтер-офицерская вдова и слесарша предстают в виде проституток садо-мазо, а чиновничьи жены-дворянки – в виде вульгарных теток с рынка. Знаменитой немой сцены в спектакле вообще нет. Вместо этого происходит бандитская разборка в стиле сериала про ментов: Добчинского и Бобчинского насмерть забивают, а Хлестакова приволакивают под микитки, и лично городничий стреляет ему в голову. Говоря словами Гоголя, это уже перебор!

Придя домой и просмотрев отснятые фотографии, я обнаружила еще одну забавную штуку. Без суеты, без крика и писка (а этого в спектакле было предостаточно, хотя еще больше было моментов, когда люди сидят лицом к залу и просто говорят) «Ревизор» Ледуховского оказался сконструированным именно в том же стиле, что и ультрамодные европейские постановки опер Генделя. Тот же антураж, те же мизансцены, те же наряды, и даже рты у актеров открыты с тем же напряжением, как будто они поют. Инженю, исполнявшая роль Марии Антоновны, - точная копия современных европейских оперных певиц: без возраста, изможденная анорексией и непомерным физическим тренингом.

Хорошо ли играли?

Вполне прилично, особенно мужчины. И прежде всего Олег Кузьмищев, исполнявший роль городничего, - весьма содержательный актер. Из прочих выделялся заслуженный артист России Сергей Тюмин в роли Ляпкина-Тяпкина. Возможно, мне захотелось их выделить, поскольку в тот же день мы общались с ними на пресс-конференции, которая в чем-то оказалась интереснее спектакля. И совсем не потому, что там рассказывали жареные факты. Вовсе нет! Говорили исключительно о высоком и ни в чем не соглашались друг с другом, но при этом не спорили. Как оперный ансамбль, в котором каждый ведет свою партию. И именно чудо общения запомнится, я думаю, больше всего.


Альбомы с фотографиями, как всегда, под баннерами.

Чаепитие с Виталием Барковским 24.02.2011:



Пресс-конференция Смоленского театра 01.03.2011:



Спектакль "Ревизор" 01.03.2011:

Tags: режиссер, спектакль
Subscribe

  • В ожидании Сильвы

    К премьере в Музыкальном театре Завтра и послезавтра в Белорусском государственном академическом музыкальном театре состоится премьера…

  • Искусство живое и мертвое

    Вечером 3 марта я оказалась перед непростым выбором – то ли пойти на «Вишневый сад» Чехова в постановке заслуженного деятеля…

  • Голубая камея

    4 февраля в Государственном академическом музыкальном театре Республики Беларусь состоялась премьера мюзикла «Голубая камея». Событие…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments